Мы пошли на самоубийство, вернёмся к ужину.(с) Я прав, или Я прав? (с) Бастинда Гингемовна.
У меня шли перед глазами круги и звенело в ушах... я кричала матери в ответ, что не слышу её. Упала на пол, ошалело оглядываясь и хватая воздух ртом...

- Я что, воспитала безвольную половую тряпку о которую все могут вытирать ноги?! - мать аж трясёт... не совсем понятно от чего. От злости или плача или ото всего сразу.
- Да... -шепчу охрипшим от рёва голосом, пытаясь не терять сознания.. Выкрикиваю, - Да!
- Да?! - мать хватается за нож, и я радуюсь на периферии сознания, что она сейчас меня прирежет. А нет... Заносит над своей рукой, что то выкрикивая, но я уже не слышу, лишь дёргаюсь вперёд, пытаясь вырвать нож из руки и ненароком разрезаю о него ладонь. Со стоном бухаюсь назад.
- Мама! Я тебя не слышу! Мама!..
Звон...

- Говори телефон Дианы! Какой у неё номер?! - мать хватает трубку, другой рукой всё ещё стискивая нож. Я мотаю головой и медленно восползаю назад на стул. Ничего не видя и не слыша, пытаюсь выйти из кухни. Ударяюсь плечом о дверь. Ничего не чувствую.

Дохожу до своей комнаты... Сажусь на диван, с воем, рыданием откидываясь на подушку. Заскакивает испуганный папа, обнимает меня, судорожно гладит по спине, спрашивая, что случилось и кто меня обидел... Жизнь меня обидела! Идиоткой сделала! Дура я без мозгов! Задыхаясь, отталкиваю отца, падаю на пол, утыкаясь лбом в ковёр и кричу. Ору истошно и не переставая. Уже не воспринимая ничего вокруг. Испуганный голос отца, его сильные руки, поднимающие меня и обнимающие... Откидываю голову назад и кричу, что больше не могу, не могу, не могу...

Провал. Темнота.

- А она тебя любит. Дианка то... - тихо поясняет мне мама.
- Ч-ч-что она сказала? - выбивая зубами дробью о чашку с водой, спрашиваю, - зачем ты ей звонила?
- Мне надо было кого-то упрекнуть... Она сказала, что Саша слишком сильно привязывается к людям...
Я проливаю на себя воду, начиная хохотать. Хохочу, захлёбываясь и икая.

Тёплые дианкины колени, шёпот, её руки, успокаивающе перебирающие мои волосы... Я уже всю её залила соплями. Тихо вздрагиваю под дождём, свернувшись в калачик на скамейке. Сейчас даже ты мне не поможешь, жизнь моя, Диана...

Я не умру ради тебя. Ведь ты, мягко говоря, расстроишься. Я больше всего в мире боюсь сделать тебе больно... А выйдет, что тебе будет больно из-за меня и из-за неё. А вот кто, кто, а она не стоит ни одного твоего горестного вздоха... Я обязана тебе. Ты меня спасла. Я буду жить и радоваться, потому что у меня есть друг. Ты. У нас столько планов... Мы объездим с тобой весь мир... Если успеем до сорока, ибо с нашим образом жизни глупо претендовать на большее... Жаль, что снова придётся перепланировать нашу жизнь. Я ведь всё-всё уже перекроила под неё. Аж до старости, да...
Бери вино, пойдём плясать! Падать и ползти. Тащить друг друга. Плакать и смеяться. Лишь сейчас я поняла, почему ты тогда уехала. ...Потащились. Самая пизда то впереди! Встретим её пьяными и счастливыми.

@темы: Диана, Больная жизнь